<< Главная страница

Глава тридцать четвертая. Брожение умов







Пастор, придя домой, долго ходил из угла в угол по своему кабинету, задевая ногами легкие "походные" стулья и столики из бамбукового тростника. Как многие англичане в Индии, он не обзаводился основательной мебелью, считая свое пребывание кратковременным, и так проходили годы.
Кингсли был в чрезвычайном волнении. Он сжимал руки так, что хрустели пальцы, он хватался за голову.
Что произошло? Чудо? Одно из чудес, о которых он так много и красноречиво разглагольствовал в проповедях? "Есть бог!" - вспомнил он чей-то возглас в церкви. Но ведь это невозможно! Против чудес восставал его практический разум англичанина двадцатого века.
А если он не верит в возможность чуда, то, значит, не верит и в бога? Эта пришедшая вдруг мысль поразила его.
Он знал, что религия нужна. И он был одним из чиновников, усердно выполняющих свою работу. Простым людям трудно справиться! И в его обязанность входило поддерживать эту веру. И вдруг появляется этот мальчишка Бен и переворачивает все вверх дном, ставит его, пастора, перед самим собой в нелепейшее положение. Конечно, Бен не заставит его поверить в чудо бога, чудо творца. Но все же что значит это сверхъестественное явление? Как понять его? Как держаться дальше?..
Очень заманчиво использовать Бена. Но это рискованная игра, в которой можно скомпрометировать и себя, и миссионерство, и англичан. А отлично бы использовать... Сколько можно обратить неверных, какой блестящий представить отчет!..
Пока пастор в сотый раз измерял свой кабинет, блаженная тетушка Флоренса стояла с молитвенно сложенными руками в комнате Ариэля, восторженно смотрела на него и говорила:
- Значит, ты можешь двигать и горы? Прошу тебя, милый Бен, сделай это чудо! Видишь гору? - И она кивнула головой в сторону окна. - Отодвинь ее подальше. Из-за этой горы я никогда не вижу солнца в моей комнате.
- Это могло бы погубить людей и животных, находящихся на горе и в ее окрестностях, - уклончиво отвечал Ариэль.
Тетушка задумалась. Жажда чудес обуревала ее.
- Ну, пусть хоть стол сдвинется с места!.. И можешь ты сделать меня молодою? Или перенести меня в Англию?.. Пусть по слову твоему распустится этот увядший цветок... Ну, избавь меня по крайней мере от камней в печени!
- Нельзя искушать господа понапрасну, - отвечал Ариэль, которому надоела настойчивость тетушки Флоренсы.
- Как понапрасну? Камни в печени причиняют мне ужасные боли, операции же я боюсь, как...
- Значит, вас бог наказал камнями в печени!
Флоренса замолчала, вспоминая грехи, за которые бог мог наказать ее камнями в печени... Все-таки чудотворцы - несговорчивые люди... Предложить ему подарок? Еще обидится, скажет, что это симония - торговля чудесами. Вот если самой заполучить такое горчичное семечко веры...
- Слушай, Бен, не сердись. Но, может быть, ты смог бы передать мне немножечко своей веры, хоть с пылинку?
- Это зависит от вас. Верьте, и дастся по вере вашей!
Тетушка Флоренса зажмурилась, сжала кулаки, покраснела от натуги.
- Верю, что поднимусь на воздух! Верю, господи, верю!.. - Она приподнималась на носках... - Кажется, уже! Боже, неужели? Как страшно! Кажется, поднимаюсь! Верю, верю, верю, верю! - Она крепко зажмурила глаза.
Ариэль, окончательно потеряв терпение, вдруг схватил тетушку Флоренсу, вмиг посадил ее на шкаф и выбежал из комнаты. На лестнице он едва не сбил с ног пастора.
- Иди за мной, Бен!
Пастор привел Ариэля в свой кабинет, усадил в кресло, долго шагал по комнате.
Наконец он сказал:
- Слушай, Бен, как ты это делаешь?
- По вере моей, - скромно ответил тот.
Пастор хотел вспылить, но сдержался.
- Покажи ноги! - приказал он.
Кингсли нагнулся и, кряхтя, осмотрел. Ноги как ноги. На подошвах никаких пружинок, аппаратов.
- Не научили ли тебя левитации факиры? - спросил он, хотя всегда утверждал, что левитация - досужие вымыслы праздных туристов. Но теперь ему легче было поверить в чудеса факиров, - все-таки это могли быть только ловкие фокусы, - чем в чудо христианского бога.
- Я не знаю, что такое левитация, - простодушно возразил Ариэль.
- Ну, хорошо. Если ты сейчас обманываешь меня, то обманываешь бога, и он накажет тебя: пошлет проказу. А если не обманываешь, то желаешь ли послужить ему?
- Вся моя жизнь принадлежит богу, творящему чудеса, - ответил Ариэль.
- Хорошо, иди, Бен.
И когда Ариэль вышел, пастор сказал:
- Жребий брошен. Будь что будет! Это все-таки лучший выход из положения. Я использую Бена, что бы он ни представлял собою, обращу в христианство массу язычников, составлю блестящий отчет и уеду в Англию со славой великого миссионера, а потом мой преемник пусть разделывается тут со всем, как знает!
И ему уже грезились награды, столичный ректорат, а может быть, и епископство.
В кабинет вбежала Сусанна, размахивая газетами.
- Отец, я всегда говорила, что твой Бен авантюрист. Вот, смотри, в газетах пишут о летающем человеке. Это, конечно, он.
- Но он все-таки летает, этот человек?
- И летчики летают, и жуки летают, но не выдают себя за чудотворцев!
- Слушай, Сусанна! Если ты хочешь скорей вернуться в Лондон, не показывай никому газет, ничего ни с кем не говори о Бене и не вмешивайся ни во что. Прошу тебя... Это продлится всего несколько дней, и тогда, даю тебе слово, мы поедем в Англию окончательно!
Ариэль уже не застал тетушки на шкафу. Призвав на помощь веру, она хотела плавно спуститься со шкафа, но упала, ушибла колени, упрекнула себя в недостатке веры и отправилась в свою темноватую комнату. Известие о чуде в церкви разнеслось по всем окрестностям. Можно было подумать, что Ариэль свел людей с ума.
Тетушка все время то подпрыгивала, зажмурив глаза, то, свирепо уставив их на кастрюли или ножницы, шипела:
- Поднимись! Поднимись! Верю!..
Возле кухни прыгал Джон, тщетно пытаясь подняться на воздух и выкрикивая:
- Верую! Хоп!.. Мало веры. Еще! Верую! Хоп! Еще! Прибавилось веры! Верую! Хоп!..
В деревнях люди прыгали с крыш, пытались ходить по воде, фанатически кричали "верую!", ушибались, вязли в тине...
Но, увы, ни у кого не находилось веры даже с горчичное зернышко, или же всесилие веры было обманом, о чем уже громко говорили наиболее пострадавшие.
Терять время не приходилось. На дверях церкви пастор наклеил объявление о предстоящем торжественном молебне по случаю дарования чуда.



далее: Глава тридцать пятая. Деловой разговор >>
назад: Глава тридцать третья. "Чудо" <<

Александр Беляев. Ариэль
   Глава первая. По кругам ада
   Глава вторая. Дандарат
   Глава третья. Опыты мистера Хайда
   Глава четвертая. Друзья
   Глава пятая. На новой стезе
   Глава шестая. К неведомой судьбе
   Глава седьмая. Боден и Хезлон
   Глава восьмая. Камень преткновения
   Глава девятая. Человеческий муравейник
   Глава десятая. Бездомные нищие
   Глава одиннадцатая. Начистоту, или оба хороши
   Глава двенадцатая. "Воздушные зайцы"
   Глава тринадцатая. Вишну и парии
   Глава четырнадцатая. И боги могут завидовать людям
   Глава пятнадцатая. Может ли дорожная пыль мечтать о солнце?
   Глава шестнадцатая. Опять в неволе
   Глава семнадцатая. Яблоко раздора
   Глава восемнадцатая. Неудачные поиски
   Глава девятнадцатая. Владыка разгневан
   Глава двадцатая. Мир восстановлен
   Глава двадцать первая. Согласен
   Глава двадцать вторая. Новая игрушка
   Глава двадцать третья. Мохита собирает материал
   Глава двадцать четвертая. Гроза разразилась
   Глава двадцать пятая. Владыка изменчив
   Глава двадцать шестая. Борьба за жизнь
   Глава двадцать седьмая. Находка
   Глава двадцать восьмая. Он улетел
   Глава двадцать девятая. Воздушный бой
   Глава тридцатая. Чуждый небу и земле
   Глава тридцать первая. В джунглях
   Глава тридцать вторая. "Новообращенный"
   Глава тридцать третья. "Чудо"
   Глава тридцать четвертая. Брожение умов
   Глава тридцать пятая. Деловой разговор
   Глава тридцать шестая. Полет
   Глава тридцать седьмая. Законтрактованный небожитель
   Глава тридцать восьмая. "Все проходит, как сон"
   Глава тридцать девятая. "Возвышенный" разговор
   Глава сороковая. "Биной Непобедимый"
   Глава сорок первая. Два мира
   Глава сорок вторая. Страдающая мать
   Глава сорок третья. Снова обман
   Глава сорок четвертая. К друзьям


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация