<< Главная страница

Глава десятая. Бездомные нищие







Ариэль задыхался. Капли дождя смешивались с каплями пота. Он чувствовал, что не в силах больше лететь с грузом на спине. Надо отдохнуть.
Во мраке ночи под ним чернел лес, возле которого виднелось более светлое пространство, вероятно пески.
Они спустились возле ручья, у баньянового(*6) дерева, воздушные корни которого, сползая вдоль ствола, образовали у его подошвы темную сеть спутанных колец. Молодая поросль бамбуков окружала дерево. Это был укромный уголок, где они могли отдохнуть, не опасаясь, что их кто-нибудь увидит.
Тяжело дыша, Ариэль развязал полотенце. Шарад спрыгнул со спины и тотчас упал на землю перед Ариэлем, стараясь обнять его ноги и воздавая божеские почести своему спасителю.
Ариэль грустно улыбнулся и сказал, поднимая мальчика:
- Я не бог, Шарад. Мы оба с тобой бедные, нищие беглецы. Ляжем вот здесь и отдохнем. Мы далеко улетели.
Шарад был немного разочарован объяснением Ариэля. Хорошо иметь другом бога. Но он был слишком утомлен, чтобы раздумывать обо всем этом.
Они забрались в гущу корней, не думая об опасных змеях и насекомых.
Ариэль заботливо подостлал под голову Шарада свернутое полотенце, и мальчик тотчас крепко уснул.
Ариэлю, несмотря на всю усталость, не спалось. Он был слишком взволнован.
Ветер разогнал тучи. На небе засверкали крупные звезды. Луна заходила за темный лес. Последние легкие белые облака проходили перед диском луны, словно ночные чары. Откуда-то, быть может из недалекого сада, доносился незнакомый сладко-пряный аромат цветов. Он проникал до самого беспокойного сердца, будя тревогу при мысли о возможной близости людей.
Новый порыв ветра сдернул с земли полосу белого тумана.
И Ариэль, к своему неудовольствию, увидел, что они находятся далеко не в безлюдной местности. За песчаной полосой черной сталью блестела река. Огоньки привязанных у пристани лодок отражались в ней, мерцая, а весь мрак, казалось, теперь сосредоточился в густой листве деревьев на противоположном берегу. Луна скрылась за лесом. И только какая-то большая звезда, быть может планета Юпитер, словно страж ночи, среди множества более мелких звезд, усыпавших небо, наблюдала за спящей землей.
Эта тихая картина действовала успокоительно. У Ариэля начали смежаться веки. Не выпуская из руки теплую руку Шарада, Ариэль задремал, прислонившись к змееобразным корням.
В полусне он представлял себе новые страны, какие-то смутные, неведомые края, где под чистыми небесами дни похожи на взоры широко открытых глаз, а ночи - на робкие тени, дрожащие под опущенными ресницами, где змеи не жалят, а люди не мучают и не убивают друг друга.
Или он читал об этом? В книге жизни, а может быть, у бенгалийского поэта? Сон сна...
Что-то закололо глаза. Ариэль открыл их и увидел старое джамболяновое дерево, листва которого была овеяна тонкой вуалью утреннего тумана, и сквозь него просвечивали красные лучи восходящего солнца. Роса на бамбуковых зарослях сверкала золотом.
Откуда-то слева доносилась песня. Ариэль повернул голову. Между стволами виднелся пруд с каменной лестницей, спускающейся к воде, и окруженный кокосовыми пальмами.
В пруду полный человек совершал утреннее омовение. Он, затыкая уши, делал положенное число погружений. Рядом с ним, вероятно, брамин, боявшийся осквернения даже в очищающей воде, отогнал ладонями с поверхности сор и потом сразу погрузился. Третий не решался даже войти в пруд: он ограничился тем, что намочил полотенце и выжал воду себе на голову.
Одни медленно сходили по ступенькам, другие, бормоча утреннюю молитву, бросались в пруд с верхней ступени. Иные растирали на берегу тело, другие меняли купальное белье на свежее, поправляли складки, некоторые собирали на лугу цветы.
В дальнем конце пруда утки ловили водяных улиток и чистили перья.
Ариэль думал, что опустился в джунглях, но оказалось, что вокруг всюду были люди.
Залетали пчелы, послышались птичьи голоса, с реки неслись песни. Шарад продолжал спать.
Ариэль взял из лужи комок глины и начал натирать свое лицо, шею, руки и ноги.
Где-то, быть может в храме, зазвонил гонг. Знакомый звук тотчас разбудил Шарада. Он быстро сел, непонимающими глазами осмотрелся, увидел незнакомую обстановку и улыбающегося юношу шоколадного цвета.
Шарад испугался и хотел уже заплакать.
- Не бойся, Шарад, это ведь я, - ласково сказал Ариэль.
Шарад упал перед ним на землю.
Вчера Ариэль летал, сегодня из белого превратился в темнокожего дравида. Только бог способен на это.
- Встань же, Шарад. Посмотри, я вымазался глиной, чтобы не обращать на себя внимания белым цветом кожи. Помни: мы с тобой нищие, которые ходят по дорогам и просят милостыню.
- Ходят? А почему не летают? Летать так интересно.
- Потому что, если я буду летать, меня поймают, как птицу, и засадят в клетку.
- А ты их самих обрати в птиц или в собак, дада! - воскликнул Шарад.
Ариэль засмеялся, махнул рукой.
- Идем, Шарад.
Они вылезли из своего убежища и поплелись по дороге, изрытой ночным ливнем. В утреннем солнце лужи блестели, как червонное золото.
Вдоль дороги тянулась колючая изгородь, за нею небольшой пруд, покрытый зелеными водяными растениями. Черный бородатый человек стоял по пояс в воде и чистил зубы изглоданным концом ветки. Он равнодушно посмотрел на Ариэля и Шарада и продолжал заниматься своим туалетом.
По дороге прошел высокий кабуливала - житель далеких гор - в широкой хламиде. За его спиной болтался мешок, в руках он держал корзины с виноградом, изюмом, орехами. Он спешил на деревенский базар.
Ариэль и Шарад отошли от дороги, как парии, стали на колени и запели.
Кабуливала поставил одну корзину на землю и бросил в сторону нищих гроздь винограда. Ариэль и Шарад поклонились до земли. Когда он прошел, Шарад подбежал к виноградной кисти, жадно схватил ее и принес Ариэлю.
Впряженный в скрипучую телегу, медленно прошел буйвол. На его шее сидел голый мальчик с бритой головой и клочком волос на темени. Старик, лежавший в телеге, увидев нищих, бросил Шараду рисовую лепешку.
- Вот мы и сыты, - сказал Ариэль.
Позавтракав, они побрели вдоль дороги. Впереди, в роще гуавовых деревьев, виднелись крытые дерном хижины. Их стены были вымазаны глиной. На лугу перед деревней уже шумел базар. Продавцы фруктов, сыра, остуженной воды, гирлянд из цветов, рыбы, сушеных цветов громко зазывали прохожих, полуголые дети толпились возле продавцов игрушек-свистков из пальмового листа, раскрашенных палочек, деревянных трещоток, стеклянных куколок.
Под деревом баэль сидел сухой, как скелет, в огромной чалме индус и играл на свирели, надув щеки. Из его плоской корзины, качая головами, поднимались змеи.
Толпа на значительном расстоянии окружала заклинателя змей. Худенький мальчик обходил зрителей с деревянной чашкой, и крестьяне бросали мелкие монеты не больше анна(*7). Рупии водились лишь в карманах самых богатых крестьян.
Рядом сидел другой заклинатель змей - толстый мужчина с черной бородой. Играя на длинном, утолщенном к концу фаготе, он так надувал щеки, что казалось, они вот-вот лопнут.
Женщины в цветных сари, в чадрах, со звенящими браслетами на руках и ногах толпились возле продавцов шарфов и ярких тканей.
- Добрые господа, пожалейте меня! Помогай вам бог! Дайте мне горсточку от вашего изобилия, - просил слепой нищий с деревянной чашкой в руках.
Извивались акробаты, пели нищие, звучали флейты, гремели барабаны, блеяли козы, ревели ослы, кричали дети...
- Чай чури, чай?(*8) - нараспев зазывал женщин продавец стеклянных и медных запястий.
У Шарада разгорелись глаза. Он тянул за руку Ариэля к толпе детей, окружавших незамысловатые игрушки. С завистью посмотрел Шарад на маленькую девочку, которая, забыв все на свете, пронзительно свистела в только что купленный красный свисток.
Ариэль также был увлечен зрелищем. После мертвящей тишины и однообразия жизни Дандарата этот ослепительный свет, разноголосый шум, яркие, пестрые краски, движение людей, горячий ветер, треплющий шарфы, полы сари и чадры, флаги, листья деревьев вливали в него незнакомое возбуждение, дурманили голову. Подобно Шараду, он был опьянен открывающейся жизнью.
Заглушая шум, со стороны дороги вдруг послышался резкий звук автомобильного гудка. Пробиваясь через толпу, к базару медленно подъезжала забрызганная грязью машина. В ней сидело несколько сагибов-англичан в белых европейских костюмах.
К Ариэлю вернулась вся его осторожность. Он крепко сжал руку Шарада.
Автомобиль остановился. Два сагиба с фотоаппаратами врезались в толпу, которая почтительно расступилась перед ними, оставляя широкий проход. Они шли прямо к Ариэлю.
"Погоня!" - с ужасом подумал Ариэль и повлек Шарада к роще. Но не так-то легко было пробиться сквозь густую толпу, а сагибы были уже совсем близко. Они смотрели по сторонам, словно выискивали кого-то.
Ариэль схватил Шарада и взлетел на воздух.
Взрыв адской машины не произвел бы в толпе большего переполоха. Весь базар словно слился, как одно существо, в едином крике удивления и ужаса. Многие попадали на землю, прикрывая голову плащами и руками.
Заклинатель змей выронил длинную свирель из рук, и она упала в корзину, змеи зашипели и начали расползаться. Живые лестницы акробатов рассыпались, словно карточные домики. Парикмахер оставил клиента и с ножницами и гребешком прыгнул в пруд. Люди давили и толкали друг друга, опрокидывали корзины, палатки, лезли под телеги. Мальчишки неистово хлопали в ладоши и визжали.
Сагибы стояли с открытыми ртами и окаменелыми лицами.
Когда переполох немного утих, один из сагибов, мистер Линтон, сказал своему спутнику:
- Теперь, мистер, вы не будете отрицать, что левитация существует?
- Поистине Индия - страна чудес, - ответил тот, - если... если только мы не стали жертвой массового гипноза. Как жаль, что мне не удалось сфотографировать полет. Но я был так ошеломлен...



далее: Глава одиннадцатая. Начистоту, или оба хороши >>
назад: Глава девятая. Человеческий муравейник <<

Александр Беляев. Ариэль
   Глава первая. По кругам ада
   Глава вторая. Дандарат
   Глава третья. Опыты мистера Хайда
   Глава четвертая. Друзья
   Глава пятая. На новой стезе
   Глава шестая. К неведомой судьбе
   Глава седьмая. Боден и Хезлон
   Глава восьмая. Камень преткновения
   Глава девятая. Человеческий муравейник
   Глава десятая. Бездомные нищие
   Глава одиннадцатая. Начистоту, или оба хороши
   Глава двенадцатая. "Воздушные зайцы"
   Глава тринадцатая. Вишну и парии
   Глава четырнадцатая. И боги могут завидовать людям
   Глава пятнадцатая. Может ли дорожная пыль мечтать о солнце?
   Глава шестнадцатая. Опять в неволе
   Глава семнадцатая. Яблоко раздора
   Глава восемнадцатая. Неудачные поиски
   Глава девятнадцатая. Владыка разгневан
   Глава двадцатая. Мир восстановлен
   Глава двадцать первая. Согласен
   Глава двадцать вторая. Новая игрушка
   Глава двадцать третья. Мохита собирает материал
   Глава двадцать четвертая. Гроза разразилась
   Глава двадцать пятая. Владыка изменчив
   Глава двадцать шестая. Борьба за жизнь
   Глава двадцать седьмая. Находка
   Глава двадцать восьмая. Он улетел
   Глава двадцать девятая. Воздушный бой
   Глава тридцатая. Чуждый небу и земле
   Глава тридцать первая. В джунглях
   Глава тридцать вторая. "Новообращенный"
   Глава тридцать третья. "Чудо"
   Глава тридцать четвертая. Брожение умов
   Глава тридцать пятая. Деловой разговор
   Глава тридцать шестая. Полет
   Глава тридцать седьмая. Законтрактованный небожитель
   Глава тридцать восьмая. "Все проходит, как сон"
   Глава тридцать девятая. "Возвышенный" разговор
   Глава сороковая. "Биной Непобедимый"
   Глава сорок первая. Два мира
   Глава сорок вторая. Страдающая мать
   Глава сорок третья. Снова обман
   Глава сорок четвертая. К друзьям


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация